Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

Найти человека...


Кто не знает детского стишка: "Наша Таня громко плачет..."?
Кто не знает телепередачу "Жди меня"?
А что их связывает?


Связывает их общее имя: Агния Барто.


(17 февраля 1906 - 1 апреля 1981)
(Все снимки — из интернета)

Агния Барто — автор сценариев кинофильмов «Подкидыш» (совместно с Риной Зелёной, 1939), «Слон и верёвочка» (1945), «Алёша Птицын вырабатывает характер» (1953), «10000 мальчиков» (1961). Для киножурнала Ералаш написала юмористический рассказ «Позорное пятно», который был показан в первом выпуске.
Большинство стихов Агнии Барто были написаны для детей-дошкольников или младших школьников. Стихи отличаются простотой чтения и запоминания. Через них автор на равных обращалась к ребёнку простым языком без лирических отступлений и описаний. Персонажи в стихах часто называются по именам: «Мы с Тамарой», «Кто не знает Любочку», «Наша Таня громко плачет», «Володин портрет», «Лёшенька, Лёшенька, сделай одолжение».
В биографии Барто есть эпизоды, о которых её поклонники предпочли бы забыть. Но на стихах Агнии Барто выросло не одно поколение, они и сегодня остаются интересны детям и взрослым. Именно с ее простых, запоминающихся строчек начинается знакомство ребенка с поэзией и русским языком: "Уронили мишку на пол...", "Идет бычок, качается...", "Зайку бросила хозяйка..."


За основу телевизионной программы «Жди меня» был взят формат программы «Найти человека».

В 1965 году Барто начала вести на радиостанции «Маяк» передачу «Найти человека», направленную на поиски людей, разлучённых войной.

Длительность передачи была двадцать пять минут — за это время Барто успевала рассказать не менее чем о десяти судьбах.

Программа, с помощью которой около тысячи человек нашли родственников, регулярно выходила на «Маяке» в течение восьми лет. И за эту деятельность Агние Барто можно списать все огрехи.

На базе программы ею была написана документальная книга «Найти человека» (1968). В основе произведения — заметки-воспоминания писательницы о работе на радиостанции «Маяк».

Основой работы над радиопередачей стала фраза Фёдора Достоевского о том, что порой самые ранние жизненные впечатления ребёнка сохраняются «как бы вырванные уголком из огромной картины, которая вся погасла и исчезла, кроме этого только уголочка».

Просматривая сотни писем, поступавших к ней из радиокомитета, Барто делала пометки: «Воспоминания туманны, но конкретны», «Реальность переплетается с вымыслом»...

Как признавалась впоследствии писательница, она сознавала, что к тому времени дети военных лет уже выросли. Поэтому ставка была сделана не столько на внешние приметы, сколько на сохранившиеся в памяти людей личные подробности.

Шурочка, №77325



Шурочке было 5 лет, когда ее освободили из лагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим). Что может помнить пятилетний ребенок?
Что сохранилось в памяти Александры Гарбузовой спустя 23 года? Как и чем помогла Агния Барто?


Александра была одной из первых героинь моих, тогда начинающей, только-только пробующей перо журналистки. Я пришла в дом Александры, потому что повод был исторический — после 23-летнего расставания встретились мать, Анастасия Ивановна Королёва, и две ее дочери, Александра и Людмила, которых разлучила война. Воссоединила родных людей Агния Барто, которая вела радиопередачу "Найти человека".


Александра - справа, стоит - ее мама, Анастасия Ивановна Королёва. Девочка в школьной форме - Галочка, дочь Александры.

Матери на нашей встрече с Александрой не было, она, погостив у дочери, уехала домой в Белоруссию, чтобы подготовиться к переезду в Молдову. Под столом пряталась дочь Александры, 5-летняя Галочка, которая мешала маме вести рассказ, а мне — записывать его в блокнот. Встречу снимал на черно-белые фотографии фотокорреспондент Григорий Райлян.


Столько же лет было Александре, когда Красная Армия освободила Освенцим, в котором девочка находилась 10 месяцев. Тогда освобожденных фотографировали, позже снимки часто публиковались в газетах, их показывали в документальных журналах, которые демонстрировали перед киносеансами. Через много лет Анастасия Ивановна Королёва увидела в документальном журнале свою Шурочку, и поняла, что дочь не погибла. Для матери специально пересняли кадр с ее дочерью. Александра показывала мне этот снимок. Если память мне не изменяет, на фото во втором нижнем ряду справа — Шурочка.
Мой материал тогда напечатали в газете "Молодежь Молдавии", я снова пришла к Александре, занесла газету с публикацией.

Следующая наша встреча случилась примерно через 20 лет.

По дороге домой я всегда проходила мимо овощного магазина. Как-то продавщица этого магазина увидела меня через окно, выскочила навстречу.

- Я вас знаю, вы работаете на телевидении, - обратилась она ко мне. - У моей мамы скоро день рождения. Я бы хотела ее поздравить, это возможно?

У нас была платная рубрика "Поздравления", и я стала объяснять, как это сделать.

Вдруг продавщица, улыбаясь, спрашивает:

- Вы меня не помните?

Я растерялась: вроде, хорошая память на лица, а тут — полный провал. Девушке на вид лет 25... Где же я могла с ней встречаться?

- Вы у моей мамы, Александры Гарбузовой-Королевой, брали интервью...

Это была Галочка, тот самый пятилетний ребенок, который прятался под столом, когда я брала интервью у ее мамы... Она запомнила меня, узнала — разве не удивительно?

Что может помнить пятилетний ребенок? Что запомнила Шурочка, когда в этом возрасте находилась в концлагере?

Когда я готовила телевизионный очерк об Александре Гарбузовой-Королевой, она не была уверена — то ли сама вспомнила многие детали, то ли из рассказа матери знает о них... Но она четко помнила, что в лагере ее и других детей заставляли тащить огромные мешки. Когда волокла, не знала, что в них. Потом ей рассказали: они были набиты женскими волосами. Помнила, что ее крепко держала какая-то женщина, когда некто долго колол ее руку, и это было очень больно, и она вырывалась из рук державшей ее женщины...

После этих "уколов" Шурочка стала заключенной №77325. Но она никогда не забывала свое имя: Шурочка, так называла ее мама. Но не помнила, что это мама крепко держала ее, потому что сразу после присвоения номеров мать разлучили с детьми...


Циничная надпись над главными воротами лагеря смерти «Arbeit macht frei» - "Труд делает свободным"

Анастасию Королёву с тремя дочерями-погодками в 1942 году немцы загнали в гетто на территории Витебска, откуда перебросили в концлагерь Майданек (Польша). Там произошла "сортировка". Людмилу, старшую сестру (1938 г.р.), переместили в концлагерь Константиново, также на территории Польши. Анастасия и ее дочери Римма и самая младшая Александра в 1944 году попали в Аушвиц-Биркенау (Освенцим). В печах Освенцима была сожжена Римма. Анастасию вскоре перевели в Равенсбрюк (Германия).

После освобождения Анастасия Королева возвратилась в родную Белоруссию, поселилась в деревне под Витебском. Она пыталась искать своих дочерей — писала письма в разные инстанции. Мать хотела верить, что ее девочки живы. Документальный фильм возродил надежды матери. В письме к Агнии Барто она поведала о судьбе сожженной в Освенциме Риммы, рассказала о двух потерявшихся дочерях. Она написала свой лагерный номер, и предположила, что у дочек должны быть близкие к ее номеру числа, так как им практически одновременно делали наколки.

Первой на призывы Агнии Барто откликнулась Людмила — она жила в Витебске, можно сказать, по соседству с матерью. Откликнулись две молодые женщины, которых звали Александрами, и которые тоже содержались в Освенциме. Но их лагерные номера очень разнились с номером Анастасии.

76 лет назад, в январе 1945 года, Красная армия освободила узников Освенцима.
Офицер Михаил Хозин, освобождавший со своей частью Освенцим, угостив сахаром, взял на руки нашу Шурочку. Девочка вцепилась в него, ни за что не соглашаясь спуститься на землю. В итоге Михаил и его жена Люба Хозина, медсестра военного госпиталя, взяли девочку с собой, поместив поначалу в госпиталь, где ее лечили от истощения и вшей. Вместе с 60-й армией Первого украинского фронта супруги освобождали Польшу и Чехословакию, в мае 1945-го дошли до Германии. После Победы их воинскую часть перевели в Молдавию. Хозины определили Шурочку в детский дом города Бельцы. Здесь Александру записали Михайловной, потому что так звали Хозина, а фамилию присвоили знатную: Победа.

Примерно через полгода Шурочку удочерила семья, отныне она звалась Александрой Семёновной Ярославской. Александра окончила торгово-кулинарное училище, работала по специальности. Вышла замуж, поменял фамилию на Гарбузова. По совету родителей поступила на факультет товароведения (заочное обучение) филиала московского института в Кишиневе. Когда приезжала на сессии, снимала комнату вместе с однокурсницей.

Татуировку Александра старалась скрывать — сложно было объяснять всем ее происхождение. Квартирной хозяйке, к примеру, сказала: "Я — детдомовская, там нам всем ставили". Однокурснице сказала правду: "Помню, как мне ее делали, но почему — не знаю".

Надо же было так случиться, что именно эта девушка услышала передачу Агнии Барто, расшифровку которой опубликовали в центральной прессе. Девушки нашли газету, стали сверять лагерные номера. Увы, первые две цифры на руке Александры не читались. Тем не менее, они отбили Агние Барто телеграмму. Известная писательница связалась с Анастасией Королевой, как можно осторожней уточняя лагерный номер.

"Шурочка от боли дернулась, я с трудом удерживала ее", - вспомнила мать...

После первой же встречи родные люди решили, что они должны жить ближе друг к другу. Анастасия и Людмила переехали в Бельцы, Шура помогла им с жильем.



Сказать, что наша встреча с Александрой "20 лет спустя" была бурной — ничего не сказать. Мы довольно часто стали видеться, обычно встречались в подсобке овощного магазина, у Галочки. Бывали и в гостях друг у друга.

Когда встретилась с Шурой спустя эти долгие 20 лет, ее мамы уже не было в живых. Из рассказа Шуры помню, что мама жила с Людмилой. Шура купила сестре и маме кооперативную квартиру, снабжала их продуктами, навещала их. С Людмилой я виделась однажды, на юбилее Шуры в ресторане.

Прямая, несколько даже грубоватая Александра привлекала меня своей открытостью, сильным характером, рассудительностью. Я всегда прислушивалась к ее советам. Одним из них, житейским, до сих пор руководствуюсь: "В испарителе всегда храни куриные окорочка. Если внезапно нагрянут гости — за полчаса их можно приготовить в духовке".

Три года назад Александра Гарбузова, в возрасте 77 лет, ушла из жизни. На памятнике, который возвышается над ее могилой, выбиты цифры - №77325. Чтобы помнили...


Tags: #наулицезима
Subscribe

  • Нам по пути!

    Написать об участии в Марафоне #сновавесна? Про то, что помогает собраться? С радостью! Что помогает собраться? Этому в полной мере содействует…

  • До свидания, зима!

    "Прошла её пора..." Я не забыла, как вечно мёрзла зимой, как ждала тепла. И всё же те из нас, которые познали прелесть снега, скучают по нему.…

  • Снеговик или Снежная Баба?

    Снеговик – это мужик, а баба – она и в Африке баба. Так или нет? Оказывается, так, да не так! Если бы не Марафон, не стала бы углубляться в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Нам по пути!

    Написать об участии в Марафоне #сновавесна? Про то, что помогает собраться? С радостью! Что помогает собраться? Этому в полной мере содействует…

  • До свидания, зима!

    "Прошла её пора..." Я не забыла, как вечно мёрзла зимой, как ждала тепла. И всё же те из нас, которые познали прелесть снега, скучают по нему.…

  • Снеговик или Снежная Баба?

    Снеговик – это мужик, а баба – она и в Африке баба. Так или нет? Оказывается, так, да не так! Если бы не Марафон, не стала бы углубляться в…