Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

БЕТЯ-ВИКА, ОТЗОВИТЕСЬ!

БЕТЯ-ВИКА, ОТЗОВИТЕСЬ!.. В то время как иные упорно отвергают Холокост, жизнь преподносит новые истории уничтоженных и спасенных судеб. Простая молдавская женщина Наталья Браду (Леондарь) в годы войны спасла еврейскую девочку по имени Бетя, которую назвала Викой, опасаясь последствий. Взрослые дети Натальи ищут Бетю-Вику или тех, кто знает о ней. Территория Молдавии была полностью оккупирована нацистами в августе 1941 года. Северные районы республики были захвачены румынскими и немецкими войсками в августе. В оккупации оказалось около 230.000 - 250.000 евреев. Молдавия была одной из первых советских республик (наряду с Эстонией), где оккупанты принялись «окончательно решать еврейский вопрос». Уже в первые дни оккупации немцы приступили к массовому уничтожению еврейского населения и заключению оставшихся в живых в гетто.
Особенностью Холокоста в Молдавии было сочетание уничтожения евреев на месте и их депортации за пределы республики. Причем условия депортации были таковы, что как в пути, так и после прибытия на место назначения шансы выжить имели немногие. Жертвами Холокоста стали около 215.000 - 235.000 евреев Молдавии.
О событии более чем 60-летней давности рассказала Юлия Танас, жительница Единецкого района Молдавии. Это ее мама, Наталья Браду (Леондарь), в июне или июле 1943 года спасла еврейскую девочку.
Случилось это, когда из молдавского села Парково в село Фэнтына Албэ повели на расстрел евреев. Их, согнанных из разных мест республики, вышли проводить в последний путь все жители Парково. Сельчане рассыпались по обеим сторонам дороги, и смотрели на бредущий под конвоем поток стариков и детей, женщин и мужчин.
Наталья, стоявшая на обочине дороги неподалеку от своего дома, заметила в колонне обреченных молодую женщину, лет 25-30, с маленькой девочкой на руках, и, словно завороженная, больше не спускала с нее глаз. Та все время озиралась, вглядывалась в жителей села, словно пыталась найти знакомое лицо. В какое-то мгновение молодая еврейка швырнула ребенка, словно сверток, в сторону Натальи, - малышка упала в кювет. И тогда Наталья села на обочину дороги, прикрыв девочку подолом своего цветастого штапельного платья, и просидела так, пока не скрылись за горизонтом конвоируемые евреи и все односельчане не разошлись по домам.
Тогда Наталье Браду (в девичестве – Русановской) был 21 год. Несколькими месяцами ранее, в марте, она получила известие с фронта о гибели мужа, в мае месяце умерла ее дочурка. Вдова и мать, потерявшая дитя, не могла оправиться от горя. С того мгновения, когда Наталья, словно наседка, укрывала чужого ребенка, она решила, что судьба распорядилась хотя бы частично возместить ее горькую потерю, и считала девочку своим ангелом-хранителем.
Наталья принесла малышку домой, и обнаружила на детской ручонке обмотанный бинтом клеенчатый лоскут зеленого цвета. На нем химическим карандашом было написано: «Бетя, 3 года».
До войны Наталья с мужем жили довольно зажиточно. У них была своя маслобойка, перерабатывавшая семечки и дававшая неплохой доход. В войну объем работы сократился. Уже не было прежнего бесконечного потока набитых семечками мешков, ну а с единичными заказами Наталья легко справлялась самостоятельно. В доме всегда было растительное масло, был жмых, который она скармливала скотине. Словом, не к голодающей хозяйке попала девочка. Но село есть село, - на одной окраине аукнется, на другой - откликнется. Хотя Наталья переименовала девочку, и стала называть ее Викой, все знали, в том числе и староста, назначенный немецкой властью, что она воспитывает еврейского ребенка. Находились и такие, кто, боясь расправы фашистов над всем селом, напоминал старосте о чужачке. Тот постоянно грозился, что сдаст Наталью немцам, но она в ответ лишь дерзко врала: «Нет у меня никакого ребенка, - люди завидуют, что я хорошо живу, вот и выдумывают».
Всякий раз после таких «задушевных» бесед Наталья вместе с девочкой на ночь пряталась в подвале. Ей казалось, что день – более безопасное время суток: когда не спишь, можешь услышать лай собак и скрип калитки, и вовремя спрятаться. Однажды, когда расправа казалась неминуемой, женщина отвезла ребенка своему младшему брату в Русяны. Через недели две, когда все стихло, забрала девочку домой.
Староста, боявшийся за себя, так и не выполнил своих угроз, - фашисты, в первую очередь, не пощадили бы его. А весной 1944 года в Молдавию пришло освобождение. Теперь уже Вику не надо было прятать подальше от людских глаз, и Наталья брала ее с собой и на прогулку, и в магазин.
В Парково возвратилась пожилая еврейская супружеская пара. Глава семейства открыл лавку, где торговал солью, спичками, сахаром, мылом и керосином. А еще в его лавке бывали конфеты «подушечки» с начинкой из повидла. Старые люди и сегодня помнят «прэвэлия луй Туба» (лавку Тубы), точно так же она была зарегистрирована в сельсовете. Но никто не знает, идет ли речь о фамилии или имени владельца лавки.
Туба, зная историю Бети-Вики, всегда угощал юную соплеменницу «подушечками». Он проявлял заботу о девочке, когда та болела: приносил лекарства и гостинцы. Особенно Туба выручал девочку и Наталью продуктами 1947 году, когда в Молдавию вследствие засухи пришел голод. Позже женщина рассказывала, что родные братья как-то высказались ей с обидой: она содержит еврейскую девочку, а они голодают.
- Это она меня кормит, - объяснила Наталья. – Она – мой ангел-хранитель...
Весной 1949 года Наталья заболела тифом. Отправляясь на подводе в больницу районного центра Братушень, она попросила возницу остановиться у лавки. Горя от жара, больная женщина обратилась к Тубе с просьбой приютить на время Вику, пока она сама не поправится.
- Я очень боюсь за ребенка, - произнесла Наталья, и упала без сознания.
С тех пор она, воспитывавшая девочку в течение шести лет, никогда ее не видела.
Два месяца Наталья пробыла в больнице. Когда вернулась в родное село, не нашла в нем ни семьи лавочника, ни Вики.
7 июня 1949 года на территории Молдавии повсеместно была произведена массовая депортация населения в Сибирь. Возможно, тогда же сослали семью Тубы, сочтя их зажиточными людьми. Может, они покинули село, прячась от этой карательной меры, - никто из рядовых сельчан не смог дать Наталье ответа. Поинтересоваться у власть имущих в то время было чревато последствиями: слово «Сибирь» произносили шепотом, и никто не отваживался признавать себя каким-то образом связанным с сосланными. Наталья, если бы не скосивший ее тиф, не избежала бы депортации. А так ее, как кулачку, вызывали в местный орган власти, отчитали за несвоевременную болезнь, конфисковали дом и маслобойку.
Вскоре Наталья переехала в село Русяны, где вышла замуж, взяв фамилию мужа - Леондарь. Она родила четверых детей, - мальчика и трех девочек.
- Мы с детства знали про Бетю, - рассказывает Юлия. – Когда мама обновляла наш гардероб, то шила четыре платья, - с надеждой, что Бетя отыщется, и, когда возвратится, ей будет во что одеться. Мы пытались найти свою названную сестру, - обращались в районный и республиканский архив, но безрезультатно. В 2003 году меня, как директора гимназии, пригласил один из мошавов Израиля для обмена опытом. Мама тогда окрылилась: ей казалось, что я обязательно встречусь с Бетей, - увы. Мама не забывала про нее до своих последних дней, и даже на смертном одре просила нас найти Бетю. Ей почему-то казалось, что приемная дочь нуждается в помощи, и она попросила нас не оставлять поиски.
Юлия рассказала, что ее сестры и брат – вполне состоятельные люди, и каждого из них есть дом, машина, хозяйство, и каждый из них готов взять на себя заботу о Бете.
Девочке Бете (возможно, она сохранила имя Вика), спасенной от фашистов чужой женщиной, сегодня должно быть 67 лет. Юлия Танас и ее родственники полагают, что она проживает в Израиле.
Возможно, эти строки прочтет Бетя-Вика или те, кто знают ее историю, - отзовитесь!
***
Пепел миллионов убиенных не дает право забыть роковое лихолетье. Не должны быть забыты имена мужественных людей, которые помогали евреям спастись и выжить в годы немецкой оккупации, делая это под угрозой собственной жизни и жизни своих близких. В музее-мемориале Катастрофы еврейского народа «Яд ва-шем» увековечена память многих из тех, кто, рискуя собственной жизнью, спас хотя бы одного еврея. В списке смелых и благородных людей значится имя Натальи Леондарь.
Tags: Израиль, Молдова, общество, холокост
Subscribe

  • ПИ(цца)РОГ и ПИРОГ

    Почти на скорую руку... "Сделать хотел козу, а получил..." Попытка № 1 Вообще-то я готовила жюльен (редактор меня поправляет: жульен...).…

  • Ньокки, они же клецки, галушки, кнедлики

    Полуленивые и ленивые картофельные вареники – они же. Ньокки – итальянская классика последних пяти эпох, с появлением картофеля в XVI веке.…

  • Ленивые вареники за 10 минут

    Ленивые вареники из творога – быстрый и вкусный завтрак. Готовить необычайно легко, а есть — очень и очень вкусно. Чем особенно хорош рецепт —…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • ПИ(цца)РОГ и ПИРОГ

    Почти на скорую руку... "Сделать хотел козу, а получил..." Попытка № 1 Вообще-то я готовила жюльен (редактор меня поправляет: жульен...).…

  • Ньокки, они же клецки, галушки, кнедлики

    Полуленивые и ленивые картофельные вареники – они же. Ньокки – итальянская классика последних пяти эпох, с появлением картофеля в XVI веке.…

  • Ленивые вареники за 10 минут

    Ленивые вареники из творога – быстрый и вкусный завтрак. Готовить необычайно легко, а есть — очень и очень вкусно. Чем особенно хорош рецепт —…