Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

Театр "Гешер": детектив на сцене


Театр «Гешер» открыл новый сезон в отремонтированном здании. Сразу бросается в глаза и отштукатуренный фасад, и новая надпись. А в зале — новые сиденья! И теперь не приходится нагибаться в поисках нумерации кресел. Остается только откинуться на мягкие спинки и углубиться в действие на сцене. Но разве детективная история, рассказанная в пьесе «Повторное расследование», даст возможность расслабиться?!

Убита молодая женщина, гражданская жена преуспевающего бизнесмена.
По ходу пьесы выясняется, что она же — любовница его младшего брата, актера-неудачника. Что у нее не складывались отношения с сыном-подростком бизнесмена, и что она же восстановила против себя мать своего гражданского сожителя. Кто убийца? - можно заподозрить каждого из этой четверки...
Когда вы смотрите детектив, пытаетесь угадать, кто злодей? Я, к примеру, всегда. И, хотя частенько угадываю, торжества при этом не испытываю. Напротив, становится досадно: что же авторы так разочаровали, придумав предсказуемый сюжет?
Скажу заранее: финал пьесы непредсказуем. И даже у тех, кто читал одноименный роман Лиада Шоама (пьеса написана им же в соавторстве с Узи Вайлем), не мерк интерес к происходившему на сцене.


Детектив предусматривает динамичность. Как ее обеспечить на сцене? Постановка Амира Вольфа лишена статики. Сценография решена не менее интригующе, чем сюжет. В спектакле немало интересных находок, в том числе — видеопроекции, которые превращают театральную постановку чуть ли не в динамичный кинодетектив. Чего стоит один лишь задник, который обыгрывается и как экран, и в итоге оказывается не сплошной стеной, а составленным из двигающихся створок, всякий раз меняющих мизансцены.


В спектакле «Повторное расследование» только поначалу, по инерции, я пыталась угадать, кто убийца. А дальше пошла на поводу у следователя.
Следователь Эли Нахум (актер Дорон Тавори) накануне выхода на пенсию расследует последнее в своей карьере дело.


Казалось бы, следователь должен жить предвкушением заслуженного отдыха, где его ждет мир грез и встреч с привидением — дочерью, безвременно ушедшей в мир иной.
Но не таков наш опытный следователь Эли Нахум. Про людей, которые полностью, не жалея сил, отдаются своему делу, говорят: «Он горит на работе».


Как поступают все его коллеги, как действовал и он сам в течение всей карьеры, Эли Нахум поглощен расследованием. Он проверяет алиби и строит версии, опираясь на факты, улики и показания.


Причем каждая из версий Эли Нахума настолько убедительна, что не остается сомнений: подозреваемый выявлен!




А далее, не менее убедительно, он отказывается от одной версии в пользу другой... И мы снова ему верим! Уже изобличив убийцу, уже заставив его дать признательные показания, следователь снова сомневается: а преступника ли он отправил на скамью подсудимых?
Работа следователя показана во всех нюансах. На допросах, например, он применяет и хитрость, и психологическое давление. Умело оперируя фактами, заставляет допрашиваемых говорить «правду, и только правду...» Порой кажется, что следователь выступает и в роли прокурора, и в роли судьи... А даже в роли хирурга, вскрывая болезненные тайны и доставая скелеты из шкафа членов семьи...


Нельзя не отметить психологические и драматические коллизии в семье, ярко обнаженные в пьесе. Это - взаимоотношения родных людей, членов одной семьи, которые любят, ценят и тем же временем ненавидят друг друга. Неоднозначна роль матери семейства, у которой есть свои любимчики. По сути, она становится судьей, решая, кого отправить за решетку.


«Повторный уголовный процесс» - так официально в Израиле называется процедура «повторного расследования», способствующая исправить судебную ошибку.
Можно по пальцам пересчитать судебные дела, которые израильский суд, после вынесения окончательного решения, возвращал на «повторное расследование». Для этого необходим ряд условий: если установлено, что улика была сфальсифицирована, если вскрылись новые факты, способные изменить исход процесса и т.д...


На просмотр спектакля были приглашены работники правоохранительных органов, журналисты-криминалисты, сценаристы, авторы детективов. У каждого было «пару слов в запасе сказать». Состоялся интересный разговор о роли театра «Гешер» в жизни израильтян. Театр нередко рискует, беря в работу произведения, которые нигде не ставились. И, как результат, всегда выигрывает, оставаясь одним из самых популярных театров в стране.
Особенно интересными были высказывания о том, насколько реальная жизнь отличается от сценической.


Как журналист-криминалист, скажу и я «пару слов». Хорошая работа правоохранительных органов — это само собою разумеющееся понятие, на этом акцентировать внимание не стану. Хуже некуда, когда следователи ошибаются, когда признание остается царицей доказательств, когда недоказанные версии ложатся в основу обвинительных заключений. Во главе угла тяжких преступлений стоит доказательство, которое строится на основе прямых улик, важным звеном выступает профиль ДНК.
В пьесе это и так, и не так. А в жизни... А в жизни Роман Задоров, имя которого у израильских граждан ассоциируется с судебной ошибкой, более 10 лет томится за решеткой — на основе одной лишь «царицы доказательств». В последний раз Верховный суд большинством голосов вновь объявил, что Задоров виновен. И где он, тот единственный судья, который высказал сомнения в его виновности? - отправлен на пенсию.

Убедившись в собственной роковой ошибке, следователь Эли Нахум, уже будучи на пенсии, взял закон в свои руки. Можно и так сказать: «сгорел на работе».

Когда-то в Израиле в ходу была фраза: «Лучше десять виновных на свободе, чем один невинный за решеткой». То ли ее забыли напрочь, то ли вышла из моды. Но мы знаем, что в моде действует ретро...
Скорее, такое ретро может возвратиться в новые детективные истории. Но ведь они влияют на жизнь?



Пьеса: Узи Вайль, Лиад Шохам
Режиссер-постановщик: Амир Й. Вольф
Сценография: Михаил Краменко
Художник по свету: Керен Гранек
Художник по костюмам: Юдит Аарон
Музыка: Ицхаки Франко
Звукорежиссер: Феликс Шапошник
Видеомонтаж: Эльдад Буганим
Съемочная группа: Рои Штаим,
Амит Грант, Омри Комбор
Видеопроекция: Александра Безбердая
Фотограф: Ори Вольф
Ассистент режиссера: Ирина Орлова


Спектакль сопровождается субтитрами на русском языке




This entry was originally posted at https://malamant.dreamwidth.org/196999.html. Please comment there using OpenID.
Tags: театр гешер
Subscribe

  • Необыкновенный зимородок обыкновенный!

    По библейской легенде, Зимородок Обыкновенный получил столь яркую окраску после Великого Потопа. Ной выпустил птицу из ковчега, и она взлетела…

  • И снова финики!

    Трапеза попугая Прочитал попугай мой пост про пользу фиников Известный финик "Неизвестный", и решил приобщиться

  • Конкурс зимородков

    Белогрудый зимородок: Какая модель краше? Зимородок Обыкновенный: Зимородок малый пегий:

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Необыкновенный зимородок обыкновенный!

    По библейской легенде, Зимородок Обыкновенный получил столь яркую окраску после Великого Потопа. Ной выпустил птицу из ковчега, и она взлетела…

  • И снова финики!

    Трапеза попугая Прочитал попугай мой пост про пользу фиников Известный финик "Неизвестный", и решил приобщиться

  • Конкурс зимородков

    Белогрудый зимородок: Какая модель краше? Зимородок Обыкновенный: Зимородок малый пегий: