Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

Роман Карцев: "Надо после себя что-то оставить"


Посвящается памяти народного артиста России Романа Карцева. 2 октября он ушел из жизни (79 лет)

Опубликовано:
http://www.isrageo.com/2018/10/02/karcev/
Роман Карцев – личность многогранная. Ему были подвластны эстрада, кино, литература. От Карцева ждали шуток и юмора, как признавался он, «чуть ли не 24 часа в сутки»...

Интервью, взятое Галиной МАЛАМАНТ в один из приездов Романа Карцева в Израиль.

 

«Женская половина человечества нас спасает!»

- Хотите, я попробую заставить Вас улыбнуться?
-Уже! Уже смешно!

- Одного знакомого воспитывала бабушка, главным в этом процессе она считала накормить внука. Когда он, изнемогая от объедания, говорил: «Бабушка, я уже сыт...», она пристрастно отвечала: «Тогда кушай без хлеба...»
- Да... Смешно. Но такие они, наши еврейские бабушки!

- Из какой вы семьи? Кто из родителей любил «поюморить»?
- Шуток своих родителей я не помню, но шутили всегда, - за столом, на пляже, – где угодно... Особенно отец... Он у нас был юморист и футболист... Отец до войны играл в футбол в Тирасполе, - служил там в армии. Мама работала на фабрике.

- Можно ли сказать, что предтечей еврейской темы, постоянно присутствующей в Ваших представлениях, являются Ваши корни?
- Разумеется! Корни – это во-первых. А потом еще Жванецкий есть. Он у нас с южным юмором. Тема во многом зависит от автора...

- «Южный юмор» - это больше про Одессу... Там все так же шутят, как в годы Вашей молодости?
- Нормально все, все возрождается... Одесса несколько не та, но это не значит, что нет юмора, нет красивых женщин. Это не значит, что нет рыбы на базаре, - все есть... Каждый раз вдыхаешь воздух моря – он всегда родной и самый лучший. Улочки, дома, пляжи, бухточки, что пацанами облазили стократ – ни с чем не сравнимые воспоминания. В оперном всегда смотрю на балконы, куда мы тайком пробирались мальчишками. Война окончена, город в развалинах, и – он, красавец-театр. И – представления... Мы тогда так называли все, что тут происходило. Это было интересно, а еще интересней – умудриться пролезть внутрь, на балкон, который, как пугали, может рухнуть. А он – «не рухается»! И это – здорово... Все нормально в Одессе, и постепенно все появляется. Я приезжаю каждый год на «Юморину», и встречают меня лучше, чем раньше.

- На фестивале юмористических телепрогамм Вам был присвоен титул «Любимец публики». А Вы публику любите?
- А как же? – Без этого нельзя! Любовь наша взаимна... А титул – это признание моей любви к Одессе. Я ее прославляю всегда и везде, с любой сцены и любого экрана. Не дай Бог, кто-нибудь о ней плохо скажет. Одесса ведь распространилась по всему миру, куда ни поедь – хоть в Австралию, хоть в Америку, это – фантастически: везде – наши люди...

- Аплодисменты и смех в зале - звуки для Вас самые приятные?
- Конечно!.. Ну не плач же?.. Я люблю, когда зритель смеется, для этого я и встречаюсь с ним. Посмеялись – призадумались... Призадумались – если снова только смешно, - значит, все хорошо!

- Вы разделяете зрителей? Есть такое понятие, как «женский зритель»?
- Конечно! Женщин всегда больше в зале, и они быстрее реагируют, они - более живой зритель. Они, может быть, не часто какие-то вещи понимают быстро, но реагируют быстро. Мужик может долго переваривать, а она уже «схватила» интуитивно... Женщины... Они делают успех всем: и политикам, и артистам. Они же делают и несчастья... Но успеха они все же приносят больше! И я их очень люблю! Женщины вообще живее мужчин, особенно сейчас такое время, когда они частично взяли на себя, а постепенно возьмут полностью, - и управление странами, и всем, чем угодно. Женская половина человечества очень часто нас спасает!

- А конкретно приходилось женщинам спасать Вас?
- (Заразительно смеясь): Жена моя конкретно уже 35 лет спасает! – от меня самого...

- Есть от чего спасать?
- Еще бы! Недостатков во мне хватает... Я, конечно, самокритичен, но не во всем. Характер гнусный у меня...

- Коль скоро признаетесь в этом, значит, и работаете над собой, чтобы исправить характер?
- Нет! Нет...

- Что вы никогда в себе не исправите?
-(После раздумий): Я думаю, умение подойти, и первым извиниться...

- Вам случалось кого-то обижать?
- Получается иногда... Потом мне тяжело и больно...

- Поговорим лучше о веселом. У Вас даже семейная жизнь начиналась не без юмора...
- Девушке было всего 17 лет, у нее был большой и курносый нос, - это меня сразу рассмешило... Мы расписывались в Ленинграде, опаздывали в ЗАГС. Ну и остановили машину, которая поливала улицы, - водитель нас подвез.

- В жизни мы черпаем опыт из всего. Кто-то в вашей семье выполняет обязанности «поливальщика»?
- Мы поливаем только траву у дома... Что хорошо получается у жены – Вика замечательно готовит: от соленых арбузов до фаршированной рыбы. Но я ем очень мало, и все, что придется. Больше люблю простую пищу: котлеты, пюре, селедку, картошку...

- К такой закуске водочка больше подходит...
- Сейчас уже только понемножку... Что есть – то и могу выпить, а могу и вообще не пить... Предпочитаю виски – от этого напитка не болит голова.

- Вернемся к семье: кто-то из детей или внуков унаследовал Ваш дар смешить и радовать людей?
- Сын у меня довольно смешной... Паша снимался в «Ералаше» очень удачно, сейчас снимается в каких-то фильмах. Но это – не его профессия: он в режиссуру ушел. Лена, дочь, - медик. А внуки еще не проявляют таланты: один, Ленчик, – маленький, ему три года, а Нике – одиннадцать, она очень серьезная девочка, но юмор понимает, что очень важно.

- У вечно занятого артиста есть окно в мир?
- Я играю в теннис, я бегаю, я плаваю, - это о спорте. Посещаю театры... Отдых – на теплоходе, обычно – круизы. Сразу после Израиля поеду в Сочи, на «Кинотавр». Возьму внуков, детей, покажу им артистов кино, сам кого-то повидаю...

- От чего Вы можете заскучать?
- От разговоров, которые идут по телевидению.

- Вы и сами нередко на экране появляетесь...
- Я не участвую в сборных компаниях, и во всяких проектах, и в шутках. У меня – свой спектакль, я играю в театрах. Очень грустно бывает, глядя на экран. Нет авторов, нет мысли, нет актеров, все – кривляние, пародии, переодевание в женщин...

- Переодеваются в женщин, как правило, те, кто считают себя женщинами... Как воспринимаете однополую любовь?
- Я нормально отношусь к национальным меньшинствам: каждый живет, как он хочет, главное, чтобы он другим не мешал.

 

«Страна ожидания...»

- Как Роман Аншелевич Кац стал Романом Андреевичем Карцевым? Надо полагать, свой псевдоним вы избрали не в честь знаменитого конструктора танков Леодида Карцева?
- Нет, ни с Кошкиным, ни с Леонидом Карцевым мой псевдоним никак не связан. Когда я работал у Райкина, он предложил мне взять псевдоним. У меня брат был артистом, он был «Карц», а я стал «Карцев».

- В свое время вы были «Малой»: в Одессе, где известные Карцев, Ильченко и Жванецкий начинали свое восхождение, у каждого была «кликуха» - «Малой», «Сухой» и «Писатель». Что сподвигло неписателя Малого на написание книги «Малой, Сухой и Писатель»?
- Надо после себя что-то оставить! Чтобы внуки прочитали, чтобы знали, как мы работали, как жили. Я писал больше для себя и для близких. Но, если понравилось, многим нравится, - это приятно.

- Считается, что у пишущей братии – легкий труд. Говорят даже: «Писать – не пахать». Можете опровергнуть теперь эту поговорку?
- Писалось, как раз, легко, потому что писал про то, что происходило в жизни. Придумывать тяжело, а то, что есть – не тяжело... Книга основана на действительных событиях, безо всяких добавлений и прикрас.

- Жванецкий и сам превосходно читает свои тексты, и в то же время пишет для Вас. Что для Вас означает такое доверие?
- Прекрасно отношусь к его доверию, а как же еще? Я им «отравлен»! Миша пишет не только смешно, но и умно. Никакой пошлости, плоскости, никакого – не дай Бог! – даже элемента площадного юмора Автор – это все, это 50 – 60 процентов успеха артиста. То, что он пишет, приятно работать. Поэтому мы уже вместе 40 лет ищем... Я думаю, что пройдет еще 100 лет, и никто так не будет писать, как Жванецкий!

- Он придирается к Вашему исполнению?
- Он не придирается, а помогает... У нас нормальные творческие и человеческие отношения. Его замечания – ближе к тексту, в основном. Потому что я импровизирую, иногда это ему нравится, иногда – не нравится.

- Разрешает все-таки импровизировать?
- Сейчас уже – да!

- Вы отличаетесь постоянством: и жена-то у Вас 35 лет одна и та же, и Жванецкого читаете 40 лет. Зато на сцене Вы всегда разный... Каким быть удобней?
- Смотря в чем... В жизни быть разным, а на сцене постоянным? Сцена – это одно, жизнь – это другое...

- В Вашей жизни были определяющие встречи. Легко ли было работать с Аркадием Исааковичем Райкиным?
- Нет, конечно! Он был очень требовательным, театр был профессиональным. Театр был как бы частным, потому что Райкин решал все вопросы: зарплаты, квартиры, - всего. А на сцене он требовал абсолютного профессионализма, поэтому с ним было и тяжело, и интересно.

- Почему Вы вернулись в Одессу после работы в театре Райкина?
-Я уходил на полтора года, были некоторые разногласия с режиссером, а потом вернулся назад.

- Эльдар Рязанов, как правило, снимает в своих фильмах одну и ту же гвардию. Как Вы попали в его обойму?
- Видимо, случайно! (Смеется). Не знаю... Позвонил лично, попросил сняться у него... «Небеса обетованные», потом было «Предсказание», потом – «Старые клячи»... Не знаю, чем он мотивировал выбор, но мне повезло, что я так близко познакомился и с ним, и с его артистами.

- Каково на съемочной площадке с любимыми артистами Рязанова?
- Рязанов выбирает людей с чувством юмора, в основном работает с драматическими актерами, если вы заметили, - из театров. Какие еще у него критерии – трудно понять. У каждого режиссера – свои актеры. У Феллини были Мастроянни и Софи Лорен, - почти всегда у него играли... Есть актеры, которые умеют лучше выразить режиссерский замысел, поэтому режиссеру с ними всегда легче работать, и то же время – трудней...

- Где Вы нашли столько составляющих, чтобы воплотить их в неотразимом Швондере из «Собачьего сердца»?
- Такие личности известны, у меня в каждом спектакле есть такие образы. Я думаю, в России – это неумирающий образ, «вечно живой». И Гоголь, и Булгаков, и Ильф и Петров – все писали таких людей... Я часто играл в спектаклях Жванецкого таких персонажей... Они очень живучи, к сожалению, - приходится. Думу нашу видите? – Там половина Думы – Швондеры!..

- В России еще много осталось людей, которые понимают и принимают еврейскую тему?
- В основном, все понимают и все принимают... Конечно, это во многом зависит от актера, потому что на еврейскую тему можно кривляться, а можно ее преподносить со смыслом, и тогда все будет понятно...

- Вы довольно часто играете в моноспектаклях. Надо полагать, не окончательно покинули эстрадную площадку?
- В общем – да, скоро надо будет покидать, потому что всему – свое время... Мы с Витей Ильченко работали 30 лет, у нас был крепкий и настоящий творческий и человеческий союз. А когда он ушел, я уже не смог ни с кем... И не хотел...

- В одиночестве трудно работать? Моноспектакль сложно играть?
- Конечно! Моноспектакль – самый сложный жанр в театре.

- Для всех людей один «Зал ожидания», или, все-таки, у каждого – свой?
- Естественно, у каждого – свой. Но, когда люди собираются вместе, то он получается один на всех... Бывают разные залы ожидания. Это – символическое название: может быть и страна ожидания... И «Норд-Ост» - тоже был залом ожидания... Это весьма обширная тема.

- Как Вы оцениваете ситуацию в зале ожидания «Израиль»?
- Как оцениваем? Сидим у телевизора, смотрим, переживаем, звоним друзьям. Каждый взрыв в нас отзывается, как и в вас, это – общечеловеческое несчастье. В мой прошлый приезд я выступал в Иерусалиме, как раз, когда был взорван автобус... И люди пришли, и все встали. И когда я закончил – тоже все встали. Это – единение, которое необходимо всем нам.

- Не боязно приезжать?
- Знаете, береженого Бог бережет! Не считал, но я уже более десяти раз приезжаю, - непременное спасибо моим зрителям!

- Чего ожидаете Вы от жизни?
- Я – уже ничего!.. (Заразительно смеется). Вот, хочу дожить до свадьбы внучки... Хочу, чтобы было спокойно в мире, чтобы дети могли жить нормальной жизнью...


This entry was originally posted at https://malamant.dreamwidth.org/177984.html. Please comment there using OpenID.
Tags: интервью, личность
Subscribe

  • Магическая ветка

    "Высоко сижу, далеко гляжу". Любят птицы выбирать для обзора такую точку. Данная веточка привлекла не только попугая Но и чекана лугового…

  • Поналетели!

    После долгого перелета следует принять ванну Бомжара! Напугал пташек, разлетелись в разные стороны Водные…

  • Бакланы, охраняемые птицы

    Почему с бакланами боролись? Эти птицы наносят ущерб рыбным фермам. Испражнения бакланов – фосфор в чистом виде, который, попадая на листья,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments