Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Прощальным взглядом...

AllaBauh

Памяти Аллы Баух

Не стало Аллы Баух. Не стало преданной жены, матери, бабушки. Алла жила во имя семьи, ради семьи. Она гордилась карьерами дочери и сына, она умилительно рассказывала о внуках. Она была соратницей мужа и стражем его покоя: когда творил Эфраим Баух, писатель, председатель Федерации Союзов писателей государства Израиль, в его комнату вход был воспрещен кому бы то ни было.

"Хороший гость сидит дома"? Нет, такой девиз неприемлем для Аллы. Она была гостеприимной и хлебосольной хозяйкой – любила принимать и потчевать друзей своими традиционными блюдами, рецепты которых унаследовала от своей матери и бабушки.

Писать о добрых знакомых в прошедшем времени – тяжкая доля. Я слышу, как она наставляет меня, как звучит ее смех. Подвижная, энергичная, – не она ли только что ловко управилась с подносами, не менее ловко расставляя посуду с едой для гостей? Мне мерещится запах сосисок по-домашнему – только она их так вкусно готовила.

- Нравятся мои сосиски?! – довольным вызовом спрашивает Алла, и тут же наполовину предлагает, наполовину приказывает:

- Пиши рецепт!

На половине записи я сдаюсь: мне такое блюдо не приготовить.

- Я лучше снова у тебя их поем в следующий раз, - предлагаю я.

- Договорились! – смеется Алла.

Семья Баух репатриировалась в Израиль в 1977 году. А документы на выезд подали в 1972 году. Аллу, выпускницу Тираспольского педагогического института, тут же уволили с работы – за пять лет до отъезда. Супруги хотели, но не могли раньше покинуть Молдову: ждали, когда получит разрешение на выезд брат Аллы. Об этом мне поведал Эфраим (которого коллеги по творчеству звали «Фома»), в те времена я была знакома только с ним. Уехали супруги в те годы, когда отъезжавшие отождествлялись с предателями родины. Уехали, полагая, что никогда более не ступят на землю, где родились и выросли.

Но судьба распорядилась иначе. Зимой 1991 года Эфраим Баух, возглавивший делегацию израильских писателей, побывал в Одессе, Кишиневе и Бельцах. Разумеется, рядом с ним была его верная спутница. Вот тогда я и познакомилась с Аллой. Историю нашего знакомства во всех подробностях Алла любила часто вспоминать в Израиле. Ничего особо знаменательного, помимо самого знакомства, в ней нет. Но вспомню ее еще раз – ради Аллы.

…Мы с мужем возвратились домой около полуночи. На телефоне – десять непринятых звонков, и все с одного номера. Я решила узнать: кто так настойчиво к нам пробивался?

- Утром перезвонишь, - сказал муж. – Не станешь же ты ночью людей беспокоить?

- Последний звонок был десять минут назад, они еще не успели уснуть, - возразила я. И позвонила. Трубку взял Фома – его голос ни с чьим не спутаешь: «Мы в Бельцах, остановились в гостинице «Октябрь». А рано утром выезжаем в Кишинев».

- Вам что-то нужно, что-либо прихватить с собой? – поинтересовалась я.

- Нет, у нас все есть, - последовал ответ.

И все же, на всякий случай, мы взяли с собой хлеб, батон колбасы, соленые помидоры и бутылку коньяка. Когда мы зашли в номер «полулюкс», первое, что бросилось в глаза: Алла была одета, как капуста. Из-под банного халата выглядывали свитера, кофты, пальто. Не мудрено: люди прибыли из горячего Израиля в зимнюю Молдову, и попали в неотапливаемую гостиницу.

- Холод – это полбеды, - оптимистично заявил мой муж. – Зато в гостинице не отключают свет, как в жилых домах.

И действительно, в номере горела лампа дневного света. А вот в ванной, совмещенной с туалетом, не было лампочки.

Решив устранить непорядок, Алла позвонила дежурной по этажу. Та, придя, мудро посоветовала:
- А вы оставляйте дверь в ванную комнату открытой, и тогда там будет не так темно…

Баухи пригласили в свой номер остальных членов делегации – пришли двое из них, третий уже спал.

Я не знаю, чем и как кормили их до этого, но продукты «улетели» за пять минут. Почти до утра мы пробыли в этом холодном, но тёплом от знакомств, разговоров, воспоминаний номере. Алла настаивала на том, чтобы мы с мужем переехали в Израиль. В отличие от супруга, который, как правило, соблюдает этическую корректность, Алла всегда говорила вслух то, о чем думает.

И переезд наш случился – 11 ноября 1999 года. Через два дня мы уже были приглашены к Баухам на ужин. Там я впервые отведала сосиски по-домашнему…

Алла мыла посуду на кухне, не разрешая мне к ней прикасаться, и приговаривала: «Ты только скажи, что вам надо, чего не достает, ты попроси, не стесняйся…»

И я попросила разделочную доску – не на чем было нарезать хлеб… Несколько лет та доска служила мне.

А Алла, если можно так сказать, «служила мне» долгие годы. Она стала тем человеком, который «водил меня за руку» в Израиле. Сколько добрых советов и наставлений я получила! И не только в бытовом плане. Когда мне дали рубрику в газете «Новости недели», она советовала, кого стоит брать в герои интервью. Это благодаря ей я взяла интервью у уникального человека – доктора Баруха Подольского. И ведь так получилось, что оно осталось единственным откровением знатока языков, автора и составителя русско-ивритского словаря.

Ее советы всегда были своевременны и конкретны – к ним нельзя было не прислушаться. «Самая сильная «русская» газета в Израиле – это «Секрет», - сказала своему мужу Алла, в то время как его предпочтением была газета «Новости недели».

Когда я взяла интервью у Эфраима Бауха, он спросил, где оно будет опубликовано.

- В газете «Новости недели», - ответила я.

- Очень хорошо! – прореагировал Эфраим. – А можно его потом продублировать в «Секрете»?

…Прощальный взгляд. Я пишу эти строки, а мне мерещится запах сосисок по-домашнему. Рецепт уже некому диктовать. Но Алла – где-то рядом, и всегда будет рядом.


This entry was originally posted at http://malamant.dreamwidth.org/116268.html. Please comment there using OpenID.
Tags: персоналии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments