Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

ПОЗДРАВЛЯЮ!

С днем рождения, uryst !


Наилучшие пожелания!

Интервью с именинником из книги «Собственной персоной»






В сентябре, наконец-то, вручу тебе свою книгу. К тому же пора брать новое интервью...
А френдам расскажу, как мы познакомились, это было в 2000 году. Я тогда была новичком в Израиле, менее года жила в новой для меня стране. Как мне была нужна тогда моральная поддержка! Я не знала реалий, слабо разбиралась в ситуации. Хотя все же публиковалась, материалы охотно брали в разные газеты. Но мне так хотелось - пусть пока не работы в газете - но хоть какого-то постоянства. И я предложила "Новостям недели" рубрику об интересных репатриантах. Предложила ряд кандидатур, в том числе назвала имя Ступникова.
- Вот если сделаешь удачное интервью со Ступниковым, дадим тебе рубрику! - сказали мне в ответ.
Помню, как я чуть ли не дрожала от страха при встрече с известным тележурналистом. Когда он узнал причину моего волнения - я получила ту самую моральную поддержку, которой мне так не хватало в Израиле!
Так Саша стал первым интервьюриуемым из рубрики "Наедине со всеми". После этого брала у него еще пару раз интервью. Вот - одно их них.

Александр СТУПНИКОВ:


«ЖУРНАЛИСТОВ НЕЛЬЗЯ ТРОГАТЬ РУКАМИ!..»


Учился на факультете журналистики Минского университета, исключён за сионизм. Службу в Советской армии проходил в Монголии. Работал на телевидении в Воркуте и Донецке. Три года «в отказе».

1985 год – выслан из СССР. Работал в Нью-йоркском журнале «Новый американец», участвовал в создании русско-американской телерадиокомпании WMNB.

1988-1991продюсер русской службы Би-Би-Си в Лондоне. В Израиль репатриировался из Англии.

1992директор независимого телеканала в Минске.

1995 шеф-бюро НТВ в Белоруссии и Польше. В апреле 1997 выслан из республики «за подрыв белорусско-российской дружбы».

С лета 1997 живёт в Израиле. До 2000 - шеф-бюро НТВ на Ближнем Востоке. 2000-2003 –автор и ведущий программы «Сегодня в Израиле» на канале RTV-I.

С сентября 2003 – автор телепрограммы «Израиль с Александром Ступниковым» на НТВ-Мир.

Издал поэтические сборники: «Болею памятью» (1980), «Пятый угол»(1986), «Комплекс полноценности»(1999).

Женат, пятеро детей.


«Сегодня и сейчас с Александром Ступниковым»


- В апреле 1997 года после конфликта с президентом Белоруссии Александром Лукашенко из известного журналиста вы превратились в знаменитого, когда ваши права отстаивала многотысячная армия коллег всего необъятного бывшего Советского Союза. Сегодня вы тоже считаете, что с правителями стоит спорить?

- Разумеется, стоит. Я принципиально считал и считаю, что журналистов нельзя трогать руками. Когда я увидел, как дубинками разгоняют студенческую демонстрацию, понял: "Надо что-то делать". А делать-то в Белоруссии никто не хотел. Другая школа, - боялись люди. Потому что это была не конфронтация с властью, в частности, с режимом Лукашенко. По сути, это была чисто журналистская ситуация.

Я был единственным журналистом, который брал интервью у Лукашенко, когда тот еще был кандидатом в президенты. Тогда все были уверены в победе его соперника Виталия Кебича, и опять же боялись попасть в черный список будущего главы государства. Я же стал первым журналистом, которому Лукашенко дал большое интервью после избрания президентом. Но через четыре месяца начались атаки Александра Григорьевича на прессу; в газетах появились белые пятна - на местах безжалостно вымаранных цензурой статей.

В одном издании был снят в последний момент большой материал о коррупции в республике; я поехал и сделал репортаж об этом, - тогда все и закрутилось.

Я ни о чем не жалею, потому что делал, что хотел, любил, кого хотел, и воевал, с кем хотел, отстаивая свои принципы. Закончилось все это моим выдворением их страны, что меня устроило.

- С чего начинался ваш Израиль?

- В 1997 году, когда в Израиле начало вещать НТВ, меня направили создавать бюро НТВ на Ближнем Востоке. До того, как начался распад НТВ Владимира Гусинского, я работал несколько лет корреспондентом, и давал материалы на «Новости» - не только из Израиля, но со всего Ближнего Востока. В конце 90-х годов в Израиле наблюдался подъем русскоязычной общины – люди достаточно активно голосовали, участвовали в общественной жизни, на что-то надеялись (в отличие от того, что наступило в 21 веке). Мне встречалось множество интересных людей, которые не вписывались в формат новостного сюжета. Захотелось рассказать о них, - я предложил создать на НТВ журнал. Тогда же появилась идея, которую обсуждал с Олегом Добродеевым, шефом НТВ (ныне – шеф РТР), о том, чтобы корреспонденты из Израиля, Германии и Америки готовили сюжеты для журнала. Идея понравилась, корреспонденты согласились, но в итоге все сделал только я. Подготовил расширенный материал из Израиля, и тогда было решено выпускать только израильский вариант журнала, который был назван «Израиль сегодня». Получасовой журнал регулярно, раз в две недели, выходил в эфир, а я полтора года не получал за него никакой дополнительной оплаты. Продолжая работать на «Новости», я был весьма ограничен во времени. Рейтинг журнала резко подскочил. Евгений Киселев, тогда он был главным редактором «Новостей», предложил мне выбирать: новости для НТВ или переход на НТВ-Интернешнел, то есть на международный отдел НТВ, который вещает на русскоязычную диаспору, чтобы делать журнал. Я предпочел второй вариант, и выпускал журнал до того времени, пока не случился распад НТВ. Тогда, в 2000-м году, произошли известные события, и НТВ-Интернешнел ликвидировали. Зритель этого не заметил, потому что мы плавно перешли в RTVi, не прекращая вещания, хотя сам канал претерпел технические, структурные изменения, штаб-квартира перешла из Москвы в Нью-Йорк.

- Запомнились Ваши программы, посвященные диаспоре...

- Да, это был тоже мой проект, до реорганизации канала я снял пять фильмов о жителях Чехии, Молдовы, Греции, Японии и Латвии. Проект осуществлялся без дополнительного финансирования, - я просто почувствовал, что мне несколько тесно в Израиле. А когда организовался RTVi, мне сказали, что о том, как живут евреи за границей, никому не интересно, хотя рейтинг показывал обратное. Проработал еще год в программе «Израиль за неделю». К этому времени в НТВ ситуация стабилизировалась, и администрация стала приглашать на работу тех, кто начинал НТВ. Я решил, что мне будет интересней работать со своей старой командой, то есть на канале НТВ-Мир, где я сейчас работаю, мне все знакомо и привычно, коллеги - истинные профессионалы, мне с ними легко. Что особенно важно – программа «Сегодня и сейчас с Александром Ступниковым», акцент которой – еврейская тема, не привязана к одному региону. И, как в старые добрые времена программы «Сегодня в Израиле», - никакой цензуры, контроля.

- Поменялись ли зрители с переходом на другой канал?

- Почти не поменялись. НТВ-Мир вещает через спутник, что связано с «тарелками». Такое вещание несколько дороже, чем кабельное телевидение. Но трансляция осуществляется практически во все страны мира, где проживают эмигранты из бывшего Советского Союза. Уйдет ли вещание в кабель, скажем, в Израиле, – зависит от властей страны.

- «Никакой цензуры, контроля», - как определяете, что интересно зрителю?

- Часто телеканалы для проектов подыскивают человека, который будет вести программу или игру. Не подошел один – его меняют на другого. У меня иные условия, - авторская программа ориентирована на журналиста, который ее делает, и подход к ней осуществляет автор. Что нравится зрителю, сужу по рейтингу, - стараюсь держать руку на пульсе событий.

- Как Вы, профессионал, воспринимаете телеканал «Израиль-плюс»?

- Нормально воспринимаю. Во-первых, искренне рад, что несколько сот моих коллег смогли получить работу. Второе: в Израиле, с учетом большого количества русскоязычного населения, нужен был канал на русском языке. Это концептуально верная идея и правильное решение. Потому что НТВ-Мир и те русскоязычные каналы, которые смотрят в Израиле, не могут осветить все аспекты жизни страны и ее граждан. Когда я иногда слышу упреки в адрес канала «Израиль-плюс», например, в местечковости, я не со всеми согласен: люди, которые здесь живут, хотят знать, что происходит, какие-то подробности жизни. Другое дело – не все на канале воспринимаю однозначно. Мне, в частности, нравится профессиональный дизайн, работа монтажеров и техников. Есть очень хорошие ведущие. Но есть и ведущие, которых я никогда в жизни не посадил бы перед камерой. Мне нравится, как делают новости. Хотя, как базовый, используется 2-й канал, но ребята, которые делают оригинальные новостные сюжеты, дают комментарии, мне очень симпатичны: они талантливы и интересны. Хорошая программа – «Дневник следователя», бывают очень удачные передачи «Открытой студии»...

Как в любой работе, как и у меня, что-то получается лучше, что-то – хуже. Иногда это зависит от объективных, а иногда – от субъективных обстоятельств. Так что мое отношение к каналу достаточно позитивное: главное, он создан, и, чувствуется, будет развиваться.

«Объективность – часть моей профессиональной привычки...»


- Что для Вас самое приятное и самое неприятное в известности? Не оборачивается ли популярность обратной стороной?

- Конечно, оборачивается. Во-первых, ты не можешь позволить себе некоторые вещи, которые допускал раньше, даже высказывания. Потому что на слова, касающиеся каких-то тем, - политических, личных, - обращается особое внимание.

Второй момент. Я – человек нормально компанейский. Люблю поехать на шашлыки, пообщаться. Но не получается спокойно поесть-выпить и просто отдохнуть после работы.

Я люблю работать. Мне это интересно. Но это большие нагрузки и напряжение. А когда на отдыхе подходят, начинают задавать вопросы, что-то предлагать, - я вынужден опять включаться, опять работать...

- Говорят: «Если мы не занимаемся политикой, политика занимается нами». Что у Вас в этом плане?

- Разумеется, у меня есть свои политические взгляды, и они зависят от различных ситуаций. Но очень сомневаюсь, что объективный человек может сказать, что я – «правый» или «левый». Так получилось, что после советской журналистики работал в Америке, в Англии на Би-Би-Си, работал и работаю на НТВ, уже 13 лет сотрудничаю с немецкой волной «Стрингер», и вопрос объективной подачи информации – это часть моей профессиональной привычки. Я делаю это так, как принято в общемировой, в европейской журналистике. Журналисты, работающие на «правых» или «левых», - нормально, если это соответствует их взглядам. Но мне неинтересна та или иная тенденция.

- В Израиле остро стоит проблема этнических взаимоотношений. Известно, что она больно ударила по Вашей семье. Может ли журналист быть объективным в такой ситуации?

- Я бы мог мгновенно отреагировать, подготовив материал на тему этнической борьбы. Но сознательно не стал этого делать сразу, чтобы немного успокоиться и оглядеться. Я отношусь к этой теме объективно, как к одной из проблемных тем, которые поднимаю, например, матери-одиночки в Израиле... Этническая проблема – одна из насущных проблем, на мой взгляд: в большей или меньшей степени, в том или ином регионе, для тех или иных людей...

- В итоге Вы подняли эту тему, рассказав заодно об убийце, который лишил жизни Вашего зятя. Как полагаете, преступник будет наказан?

- Пока еще идет следствие, хотя я не понимаю, что там нужно расследовать, когда все совершенно очевидно, все происходило на глазах у свидетелей. Очень долго идет следствие... Я не думаю, что арестованный получит по заслугам, хоть он и рецидивист. Незадолго до убийства он же ударил ножом «русского» мальчика из-за «русской» девочки, за которой он пытался ухаживать. В том случае нож прошел в нескольких сантиметрах от сердца... Преступник же отсидел в тюрьме полтора года, и вышел на свободу. А через две недели ударил ножом моего родственника... Я не думаю, что наказание преступника будет достаточно серьезным. Я не верю в израильское правосудие, и не скрываю этого. Я не верю, и это - мое право. Я считаю, что израильское правосудие достаточно субъективно, частенько предвзято к репатриантам из бывшего Советского Союза, – это я говорю, как журналист, который сталкивается с различными ситуациями русскоязычных граждан, живущих в Израиле. Юлия первое время ежедневно посещала кладбище... Сейчас уже позволяет себе смотреть телевизор.

- В каких проектах в настоящее время занята Ваша старшая дочь, блистательная Анна Стефан?

- Она выбрала свой путь, - снимается в кинофильмах, сериалах. Ее имя достаточно известно в израильском кинематографе. Актерский путь, в принципе, во всем мире одинаков: съемки, разъезды. В свободное время заработанные деньги проедаются, - начинаются поиски заказов, ожидание приглашений на очередные съемки.

Моя дочь Сашенька родила мне внучку, сейчас она занимается воспитанием малышки. Две младшие дочери учатся в школе, посещают различные кружки, где изучают английский язык и берут уроки игры на гитаре. Занимаются дополнительно русским языком с репетитором. Для них родной язык – иврит, но мы с Леной, моей женой, прикладываем все усилия, чтобы они не только не забывали русский язык, но знали его досконально.

- Ваше самое большое достижение в жизни?

- Дети.

- Все ли, что Вы делаете, Вам нравится?

- Не делаю, что не нравится.

- Черты характера, которые цените в себе, и те, от которых хотели бы отказаться?

- Ценю целеустремлённость и открытость. Они же мешают.

- Кто Ваши друзья?
- Друзья - это те, кому я ничего не должен.

- Самая большая ошибка в жизни?
- Не успел поговорить с отцом по душам.

- У Вас есть враги?

- Открытых нет. Остальные – пусть завидуют.

«Сегодня и сейчас...»

- Чехов говорил: «Русский человек обожает прошлое, ненавидит настоящее, боится будущего». А еврей?

- Еврей так же обожает прошлое, так же отчасти ненавидит настоящее и так же боится будущего. Я работал в разных странах. К американцу чеховское высказывание не подходит. Но оно одинаково применимо и к русскому, и к еврею: менталитет у нас похож, и судьбы во многом схожи. Россия и еврейство оказались переплетены, во всяком случае, - в истории. Учитывая, что большинство евреев оттуда выехало, через какой-то период, через пару поколений, ситуация, может быть, изменится.

Но то, что люди обожают прошлое и не любят сегодняшнее – это нормально. Человек боится, потому что сталкивается с постоянными неприятностями. А мы – русские, евреи и «русские» евреи – устроены так, что наш менталитет, к сожалению, не позволяет наслаждаться тем, что называется «здесь и сейчас»...

Мы все время живем будущим, боимся его, но живем им. Мы завтра начинаем жить. Неизвестно, что будет завтра, а что было – ушло. Настоящая жизнь – это сегодня, сейчас, в этот момент.

Это общечеловеческая проблема меня тоже затрагивает, и я работаю над собой: стараюсь ощущать или научиться чувствовать вкус жизни. Не усталость, неприятности, раздражение, но все, что получаю каждый день, - либо от работы, либо от каких-то встреч...

- Что из прошлого Вы привносите с удовольствием в нынешнюю жизнь?

- Всё полностью. Всю свою жизнь. Я готов расписаться за каждый год или каждый месяц. Хотя они иногда бывали неудачными, иногда были ошибки, проколы. У меня так получалось по жизни (наверное, у всех так же) – мне приходилось самому за них расплачиваться, у меня так получалось. Я никого не подставлял и никого не обвинял. Поэтому и моё хорошее, и моё плохое – что было, и что случается – это всё моё. Это, как сказал Альфред де Мюссе, «Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана». Так вот и я – пью из своего стакана свою жизнь, в общем-то – залпом, с удовольствием, но иногда - поморщиваясь, как пьёшь хороший крепкий спиртной напиток.

- Случалось ли с Вами что-либо, что можно назвать чудом?

- В хорошем смысле – один раз случилось: когда я родился. Потому что меня всегда удивляло, и я всегда задавался вопросом: где я был в 37-м году? В 41-м? В 1917? Или пять веков назад?.. Поэтому я считаю, что мы, все живущие, должны быть уже счастливы, потому что нам выпала удача, именно нам – конкретно родиться и прожить эту маленькую и счастливую жизнь, потому что мы уже появились. Это – шанс, это – удача, какой-то выигрыш в лотерее, это – большое чудо.

- Верите ли Вы гадалкам, в астрологические прогнозы?

- Гадалкам, прогнозам не верю, но с некоторых пор верю в сглаз. Я знаю, что самое страшное в нашей жизни – это зависть, и зависть может нести в себе некую чёрную энергию. В этом что-то есть, потому что, как мне кажется, сам сталкивался. Хотя некоторые вещи, которые не можешь объяснить, можно подогнать под то, что произошло и происходит, но всё-таки что-то существует...

- Считаете ли свою карьеру состоявшейся?

- Конечно, нет. Потому что я ещё живу. А раз я живу – значит, всё может поменяться. Может быть какой-то новый поворот - в любую сторону. Но это нормально, это жизнь. Может быть, что-то придётся начинать сначала или развивать то, что уже есть. Но и то, и другое, на самом деле, неплохо.

Любимые:

Писатель, книга - Монтень, Сенека, японская поэзия.

Фильмы - «Клеопатра», «Крестоносцы»,

ТV-передачи«Исторические. ТV – новости».

Кумиры - Ошо, Тициан, Моцарт, Гафт.

Блюдо - Яичница.

Напиток – «По утрам – черный кофе. Из крепких напитков предпочитаю водку».

Анекдот - «Сама жизнь...»

ГородМинск, Лондон

16.08.2004



Tags: друзья, журналистика, поздравление, фото
Subscribe

  • Фаршированные окорочка chicken

    "Что надеть?" - это не единственный извечный женский вопрос. "Что приготовить?" - еще более актуален "Что приготовить?" - этот вопрос сейчас,…

  • "Ленивый" плов

    Приготовление настоящего, "правильного" плова - это колдовство. Очень давно, еще в Молдове, соседи со мной поделились рецептом плова…

  • Факус-пакус, который не фокус-покус

    Только я не знала, что это за фрукт этот овощ?! На что похоже? На кабачок? На огурец? На дыню? Разберемся с наименованием. Его называют…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Фаршированные окорочка chicken

    "Что надеть?" - это не единственный извечный женский вопрос. "Что приготовить?" - еще более актуален "Что приготовить?" - этот вопрос сейчас,…

  • "Ленивый" плов

    Приготовление настоящего, "правильного" плова - это колдовство. Очень давно, еще в Молдове, соседи со мной поделились рецептом плова…

  • Факус-пакус, который не фокус-покус

    Только я не знала, что это за фрукт этот овощ?! На что похоже? На кабачок? На огурец? На дыню? Разберемся с наименованием. Его называют…