Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Categories:

Долгих лет жизни, Наташа Манор!

Наташа Манор в особом представлении не нуждается, и все же: одна из ведущих актрис Израиля, телеведущая программы "Семь сорок", певица, также собирает фольклор и исполняет русские народные песни.

Сегодня вечером получила от Наташи Манор по электронной почте такое письмо:

Обращаюсь ко всем, кого считаю своим другом!
1 сентября по 1 каналу российского телевидения в передаче "Доброе утро" прошел сюжет, который назывался "Поздравляем, у вас мальчик" - этот
сюжет вы можете посмотреть здесь:

http://www.1tv.ru/sprojects_utro_video/si33/p36838/pg1/v75

где без моего ведома использовали мою фотографию в траурной рамке и рассказали какую-то
небылицу (где я фигурировала в качестве погибшей героини).
Прошу друзей и друзей друзей моих знакомых и незнакомых зайти на сайт 1 канала, и оставить свои размышления и отклики по этому возмутительному факту.
Прошу вашей помощи, и чем больше людей напишут свои комментарии, тем лучше это поможет мне и моей семье прийти в себя. Перешлите мое обращение всем знакомым, и помогите мне восстановить справедливость!
Комментарии и жалобу нужно написать здесь:
http://www.1tv.ru/sprojects_utro_form/si33/drazdel%7C4 Благодарю всех, кто откликнется
[6:21:36 PM] natasha manor




Уважаемые коллеги! В программе "Доброе утро" был показан сюжет из адвокатских историй "Поздравляем, у вас мальчик!"
Четверг, 01 сентября, 10:58
http://www.1tv.ru/sprojects_utro_video/si33/p36838/pg1/v75

В нем бесцеремонно была использована фотография известной израильcкой актрисы Наташи Манор, которую, в обрамлении траурной ленты, не раз показывали в разных планах.
Не хочется думать, что таким образом было показано отношение к Израилю в целом, или, в частности, к одной из ведущих актрис нашей страны. Разберитесь, кто допустил головотяпство и нанес моральный урон семье Манор, и накажите виновного. Сообщите, когда Наташе Манор будут принесены извинения в эфире, и какое наказание понес беспардонный фанфарон.
Журналист Галина Маламант



Наталья ВОЙТУЛЕВИЧ-МАНОР,
актриса театра «Гешер»:

«ТЕАТР – ЖИЗНЬ, ЛЮБОВЬ, РАБОТА И ХОББИ...»

Место рождения – г. Ульяновск
Учеба:
1975-1980 Ульяновский юридический институт
1983-1984 ВГИК
1984-1986 Ленинградский театральный институт
1986-1990 ГИТИС
1987-1990 Актриса театра им. Маяковского (Москва)
1990 репатриация в Израиль
С 1990 Актриса театра «Гешер» (Тель-Авив)
Замужем, воспитывает сына

Некоторые из ролей в театре и в кино:

Госпожа Простакова («Недоросль» Фонвизина)
Настя («На дне» Горького)
Арина и Маргарита Прокофьевна («Город» Бабеля)
Королева Гертруда («Розенкранц и Гильденстерн мертвы», реж. Е. Арье)
Айрис, Клопшер, госпожа Файн (3 роли) («Адам бен Келев», реж. Е. Арье)
Мадам (х/ф «Плохая квартира», реж. Партигул)
Евдокия (х/ф «Феофания, рисующая смерть», реж. Олейников)
Маришка (х/ф «Эрец Хадаша»)
Заключенная (телесериал «Зинзана», реж. Хаим Бузагло)

«Профессия требует духовного обнажения...»

- О чём мечтали в детстве?

- Мечтала быть, кем стала: актрисой. Но мечта эта была потаённой, наверное, как у всех девочек. У нас был уникальный дворовый театр, - наверное, оттуда эта мечта. Мы, жители двух домов, разыгрывали спектакли в своём дворе, что был на окраине Ульяновска...
- О театре, действительно, мечтают многие девчонки. Чаще это удается детям из актёрской семьи... А у вас как?
- Мои родители совсем не театральные люди: мама – учительница немецкого языка, папа – рабочий, токарь 6-го разряда, двое братьев стали военными, так что к театру семья не имела отношения. У меня, действительно, было ощущение, да и воспитывали так: дети актёров идут в актёры, а попасть со стороны практически невозможно. Поэтому я так долго не могла себе сознаться, что хочу этим заниматься.
- Велика ли сегодня у молодёжи тяга к театральному действу?
- Смотря где... Но везде молодому человеку свойственен поиск духовности. Это наблюдается особенно у молодых, да и у зрелых тоже.
- Как Вас принял Израиль?
- Замечательно! Я его приняла открыто, и он меня принял очень хорошо. Хотя не могу сказать, что не было трудностей: было, и очень много...
- И сразу нашли своё место под палящим израильским солнцем?
- Об этом даже не задумывалась. Мы просто работали, как одержимые, – вся группа, которая приехала с целью создать театр.
- Что самое лучшее для Вас произошло на израильской земле?
- Лучшее – рождение ребёнка. Для актрисы очень ответственно решиться на такой шаг, поэтому многие остаются без детей... Но я такой человек, который не позволит себе чего-либо не испытать. И в этом не могла себе отказать, и правильно сделала: оказалось, это такое чудо!
- Семья для вас – тоже чудо?
- Это такой надёжный плот, на котором можно удержаться. У меня, слава Б-гу, такой баланс: когда трудно в театре – нахожу утешение в семье, когда трудно в семье – нахожу утешение в театре... Живу балансируя...
- Что цените в коллегах по цеху?
- Во-первых, талантливых людей очень люблю, а во-вторых – порядочных. Таланту можно простить всё, даже непорядочность... Очень редко, но всё же «снимаю шляпу», чтобы простить талантливого человека... Театр – такое место, где легко оправдывать какие-то низкие поступки, а случаются амбиции, каверзы... Так что очень важно и порядочность иметь.
- Что цените в себе?
- Мне кажется, - я умею собраться в нужный момент, чтобы добиться цели, - и я боюсь потерять в себе это качество.
- Вы суеверны?
- Да, как любой театральный человек. Если, к примеру, падает книга с пьесой – сажусь на неё...

«Ближе к жизни...»

- Когда легче даётся роль: если характер совпадает, или рознится с характером героини?

- Мне всегда очень важно: чем дальше я «отбегу» от персонажа и спрячусь за какую-то маску, - могу тогда в образе раскрыть какие-то свои чёрточки, но никто об этом не догадается... Я – характерная актриса, и могу играть не самые симпатичные роли. Но в таких случаях можно избавляться от собственных недостатков. Иногда что-то сыграю, и думаю: «Неужели во мне такое есть? Неужели я такая мегера, злыдня?»... И очень хорошо, что это выходит из меня...
- Вы прибегаете к чему-либо, чтобы оставаться молодой и красивой?
- Это мой муж – он всё время «грызёт» меня, заставляя держать форму. И правильно делает! Я ему очень благодарна за то, что заставляет заниматься гимнастикой, следить за собой, требовательно к себе относиться. Он и к себе требователен, но ко мне – особенно. Он архитектор, любит чистые формы. Вот и мои строит...
- Формула Вашего успеха: чем можно «взять» зрителя?
- Искренностью, открытостью. Надо не побояться вступить в контакт со зрителем, и как бы приоткрыть душу. Не побояться, что туда заглянут сверхлюбопытные глаза, а кто-то может даже ударить... Это опасно, но наша профессия требует духовного обнажения.
- Что легче сыграть на сцене: любовь или ненависть?
- Есть утверждение, что стрессы в малых дозах полезны для организма. А в жизни нас захватывают такие бури страстей!.. – соответствовать этому театрально очень сложно. Поэтому актёры – такие долгожители: на сцене избавляются от стрессов.
- Что в жизни проще скрыть: любовь или ненависть?
- Мне всё трудно скрыть. Я надеюсь, что люди чувствуют мою любовь. И ненависть, наверное, тоже чувствуют...
- Вам легко изобразить смех, пустить слезу?
- Есть, конечно, наработанная технология всего этого. Но не это главное. Человеческий организм – особая, неизведанная сфера, его нужно исследовать. Нужно, как экстрасенсы, знать свои возможности и пытаться их расширять.
- Ваши друзья и близкие не боятся, что вы можете играть не только на сцене, но и в жизни?
-Очень трудно определить грань игры в жизни и на сцене. На сцене я стараюсь делать всё так, чтобы было ближе к жизни, с теми же страстями...

Чудо

- Чем отличается работа на израильской сцене от российской?

- Ивритом... Конечно, у нас акцент – иногда он нас побеждает, иногда – мы его... Проблема уже не в том, поймут нас или нет, – нас поймут. Хотя так или иначе будут претензии, - всё же мы можем донести мысль, текст. Вместе со зрителем мы должны прожить 2-3 часа, разрешая какие-то проблемы. И тогда возникает это чудо – совместное сопереживание... Достаточно взглянуть на зрителей, чтобы понять, что им интересней сопереживать. Мы обязаны быть интересными для всех
- Какая разница между ивритскими и русскоговорящими зрителями?
- Израильтяне – очень открытые. Они моментально плачут, хохочут, охотно участвуют в действии, «подогревают» актёров, – реакция мгновенная. Русскоязычные зрители смотрят требовательно и строго, нет явной реакции во время действия. Но в конце награждают нас бурными аплодисментами. При этом надо иметь в виду, что многие, прежде важные темы, для «русских» потеряли актуальность. И не стоит забывать, что репатрианты изначально подготовленные зрители: посещают множество гастрольных спектаклей, так что их вкус довольно изыскан.
- На сцене случаются курьёзы?
- В основном, все связаны с языком. Теперь на русском играть сложнее, потому что «лезет» подстрочный перевод с ивритского текста, а он абсолютно не имеет отношения к литературному источнику, к Достоевскому, например...
- Над чем смеётесь в жизни?
- Над глупостью... Над спесивостью...
- В каких ситуациях Вам тревожно?
- Как и всем людям, тревожно, когда стреляют. Тревожно, когда волнуешься за ребёнка...
- Как себя успокаиваете?
- Иду к семье, к друзьям. Разговариваем...
- Кто Ваши друзья?
- Друзья – все из театра, в основном. Мы проводим много времени вместе не только потому, что мы – люди одной крови... В силу сложившихся обстоятельств, – в театре такие интересные люди собрались...
- Вам свойственна скука?
- Совсем нет, я никогда не скучаю. Никогда. Где угодно – у меня всегда есть пища для глаза, для размышлений. Я могу даже смотреть плохой спектакль, но найти в нём для себя что-то хорошее. Даже когда одна – не скучаю...
- Для зрителей театр – развлечение, отдых. А как Вы отдыхаете?
- Люблю путешествовать. Люблю отдыхать в семье, проводить время с сыном. Он стал очень интересным собеседником. Его зовут Дан.
- Какая Вы дома?
- Очень разная... Стараюсь быть хорошей хозяйкой, содержу дом в образцовом порядке. Готовить – не люблю. К тому же муж так прекрасно готовит, что переплюнуть его в этом просто невозможно.
- У Вашего супруга наблюдаются архитектурные изыски к формам и в кулинарии?
- Да, у него целая библиотека по кулинарии. Его отношение к кухне не как к чревоугодию, а как к искусству.
- «Всех знаменитых женщин сделали мужчины», - заметила Анна Ахматова. А кто помогал Вам реализовать себя?
- Мой первый педагог – Лариса Ивановна Малеванная. Я также училась у Андрея Александровича Гончарова, у Марка Анатольевича Захарова, у Евгения Михайловича Арье, ныне – главного режиссёра театра «Гешер». Мне очень повезло поработать с такими большими актёрами, как Армен Джигарханян, Зиновий Герд, Михаил Козаков. Когда рядом такие люди, - нужно тянуться, чтобы соответствовать им. Другой круг тем, вопросов, – всё это будит фантазию, ум и желание расти над собой.
- У Булгакова в «Мастере и Маргарите» есть примерно такое назидание женщине: «Никогда ничего не проси. Придут и дадут всё сами». Вам приходилось для себя просить, – к примеру, - роль?
- Нет, такого не хочу никогда. У меня сейчас в жизни как раз такая ситуация. Я не хочу просить роль, только хочу попросить дать мне возможность – выйти и показать. Уверена, что сделаю лучше всех. И тогда это будет убедительно, и тогда не надо просить.
- Вашему актёрскому творчеству много лет. Что изменилось в нём, что остается неизменным?
- В хорошем смысле – жадность к профессии. Я многое хочу, и это правильно для актёра – желать много сыграть, много сделать, реализоваться. Иначе не надо идти в эту профессию, как, впрочем, и в другую тоже...
- «Что день грядущий нам готовит»?
- Не знаю, что готовит режиссёр, и что готовит судьба...
- Насколько вы зависимы от режиссёра?
- В большой степени зависима. Это – не Москва, здесь особенно не разбежишься, особого выбора нет. Да я бы и не хотела другого выбирать, не хотела бы менять театр, – меня всё устраивает здесь. Я практически поехала за Арье, хотя были перспективы в Москве, предложения в самые крупные московские театры. Меня привлекает работать с Арье. Это тот режиссёр, с которым я смогу реализоваться, и он мне поможет, уверена.
- Хотели бы что-то изменить в жизни?
- Я ничего не хочу менять в жизни, пусть и дальше она будет такой, какой до сих пор была, хотя я очень люблю крутые повороты. Но сейчас я уже ответственна не только за себя, но и за семью, за ребёнка. Это всё зрелостью называют? – Вот и хорошо!

Любимые:

Актёр (актриса) Чурикова
Музыка «Экзотическая и народная - всего мира, многое сама собирала, пела»
Художник Морис Утрилло
Юморист Жванецкий
Художественный фильм «Начало»
Блюдо «Пельмени, не только слепленные мужем, - любые»
Напиток чай
Время года «Смена времён года - смена впечатлений...»
Время суток «Вечер... Я – ночной человек...»
Парфюм «Люблю менять цвета, тональности, фирмы, запахи...»
Вид спорта:
За который болеет «Не футбол – точно!»
Которым занимается - плавание
Праздник Песах
Город - ночной Тель-Авив
Хобби «Театр – жизнь, любовь, работа и хобби...»



This entry was originally posted at http://malamant.dreamwidth.org/3320.html. Please comment there using OpenID.
Tags: интервью, личность, нештатные ситуации, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments