Galina Malamant (malamant) wrote,
Galina Malamant
malamant

Экстрадиция

СРУБИТЬ ДЕРЕВЦЕ

Галина Маламант

«Новости недели» (от 26.06.08)

Согласно положению Европейской Конвенции по экстрадиции, выдача обвиняемых в преступлении производится в том случае, если статья обвинения предусматривает не менее года тюремного заключения. Иерусалимский окружной суд принял решение об экстрадиции 23-летнего гражданина Израиля Марка Бенковича в Литву.

«Очевидное – невероятное»

В апреле минувшего года в квартире Леи, жительницы Иерусалима, раздался телефонный звонок: ее младшего брата, Марка Бенковича, вызывают в полицейский участок.
- Что-то случилось?
- Нам надо с ним побеседовать, - не стал конкретизировать звонивший.
- Марк непременно придет, - заверила от имени брата Лея. – А долго он у вас пробудет? Ему ведь с работы отпрашиваться надо...
- Час-два, не больше, - ответили Лее.
То ли лукавили на том конце провода, то ли на самом деле предполагали, что беседа будет краткой, но все обернулось иначе. В полицейском участке Марка Бенковича поставили в известность о том, что Литва требует его экстрадиции. Марк был арестован и помещен в следственный изолятор.
Государство назначило для представления интересов задержанного адвокатов Давида Галеви и Марию Гонтарь.
- Как правило, иностранные государства требуют выдачи граждан за тяжкие преступления: убийства, разбой, или в связи с махинациями, отбеливанием денег в суммах, исчисляющихся миллионами, либо за нанесение ущерба государству, - говорит адвокат Мария Гонтарь. – Литва подозревает нашего подзащитного в краже женской сумочки, а также в двух взломах квартир с последующими кражами. «Очевидное – невероятное»: иностранное государство потребовало выдать мелкого воришку, чтобы посадить его в тюрьму за преступления, которые он якобы совершал в 2003 году. В израильской практике судопроизводства не бывало такого «устрашающего» запроса об экстрадиции. Одним из доводов, который мы привели в суде, настаивая на освобождении Марка из-под стражи, стал не слишком убедительный инкриминируемый ему состав преступления.
Благодаря активной позиции защитников Марк Бенкович был переведен на режим домашнего ареста.
Впервые в истории Израиля суд, в рамках процесса экстрадиции, принял решение о переводе задержанного под домашний арест, не заручившись согласием на то прокуратуры. Да и сумма залога, внесенного за Марка, по сравнению с весьма внушительными суммами, назначаемыми в аналогичных случаях, представляется более чем скромной: 30.000 шекелей.

Обратный отсчет

С Марком Бенковичем мы беседовали в квартире его подруги Лены – именно там он находился под домашним арестом. На ноге Марка – электронный браслет, с которым он не имеет права расставаться ни на секунду, даже душ принимает с «украшением», напоминающим собачий ошейник. Повсюду в квартире установлены специальные датчики. Если «браслетоносец» вознамерится покинуть помещение, например, выйти на лестничную площадку покурить, в полицейский участок поступит сигнал. Помимо электронного стража с Марком денно и нощно должен находиться кто-либо из его гарантов - таковы условия домашнего ареста. Функции гарантов, по решению суда, возложены на сестру Марка и на его подругу. Обе женщины специально построили свои графики «под Марка».
Невысокий и щуплый арестант, больше похожий на старшеклассника, чем на опасного преступника, выдачи которого требует другое государство, рассказывает о себе:
- С детства я познал, каково быть евреем. Мои сверстники избегали меня - их родители говорили им, что евреи убивают детей-христиан, чтобы использовать их кровь для изготовления мацы. На меня часто нападали соседские ребята - избивали, обзывали «жидярой». Мы «крутились» в одном дворе, встречи были неминуемы. Они угрозами заставили меня пойти на две квартирные кражи. Сказали: «Ты будешь стоять на шухере, делать ничего не придется». Я смалодушничал - мне было 16 лет. Нас арестовали. В полиции меня слегка попинали и отпустили. Но едва мне исполнилось 18, как меня арестовали и осудили.
- Я ознакомился с материалами дела по поводу этой судимости Бенковича, - комментирует адвокат Давид Галеви. - Подельник Марка был приговорен к отбытию срока в колонии общего режима и вскоре он попал под амнистию. За то же преступление Марк был осужден на два года содержания в колонии усиленного режима, и отбывал он срок, что называется, «от звонка до звонка».
Вот что рассказала мне Лея, сестра Марка:
- Наш дед единственный из всей своей семьи выжил в Катастрофе. Позднее его дочь, наша с Марком мама, всегда старалась скрывать свою принадлежность к еврейству - так удобнее жить в Литве. Двор, в котором мы с Марком росли, постоянно напоминал нам, детям, забыть о нашей национальности. В 16 лет, при первой же возможности, я уехала, чтобы не слышать постоянные оскорбления типа «жидовская морда». Только в Израиле я почувствовала себя человеком...
Марк Бенкович приехал в нашу страну в 2003 году по приглашению старшей сестры на ее свадьбу. В кармане у него лежал билет на обратный путь.
- Мне показалось, что я попал в какой-то фантастический мир, - делится впечатлениями Марк. – Пальмы, изумительной красоты природа, и никто не стесняется своего происхождения. Моя сестра добилась здесь серьезных успехов - получила образование, занимает достойную должность. Я приехал повидаться с Леей, которую не видел много лет, и намеревался в положенный срок возвратиться домой. Прежде я не стремился жить в Израиле, но, приехав сюда в гости, почувствовал себя своим среди своих. Впервые в жизни я ощутил себя таким же, как все, перестал быть изгоем.
Еще до истечения срока гостевой визы Марк обратился в МВД с просьбой о предоставлении ему израильского гражданства. Просьба эта, в соответствии с Законом о возвращении, была удовлетворена.
- Обращаясь в МВД Израиля с просьбой о предоставлении гражданства, ты указал в анкете, что был судим? – спрашиваю я у Марка.
- Разумеется, - зачем начинать жизнь в новой для меня стране с обмана?

Где «дают» женские сумочки?

- Пять лет Марк в Израиле, и четыре с половиной года из них мы живем вместе, - говорит Лена, его подруга. – О таком заботливом и преданном спутнике жизни может мечтать любая женщина. Поверьте, я знаю, что говорю, - у меня есть печальный опыт замужества. И к моему ребенку Марк относится лучше, чем родной отец.
- Расскажи, как обстояло дело с кражей дамской сумочки, - обращаюсь я к Марку.
- Давая показания, я рассказал, что сложилась абсолютно нелепая ситуация, - вспоминает Марк. - Вместе с соседом по двору мы подошли к женщине, чтобы спросить, который час. Если бы я хотел вырвать у нее из рук эту злосчастную сумочку, то мог бы подойти сзади, чтобы она не видела моего лица и не смогла меня потом опознать. Уверен, что и у моего соседа не было преступных планов, - он тоже не скрывал лица. Неожиданно, абсолютно спонтанно, он вырвал сумочку из рук женщины и бросился бежать. От неожиданности я машинально устремился за ним. Через несколько минут нас задержали. На допросах мы дали совершенно одинаковые показания. Считаю так: были вдвоем - виноваты оба. Но уже когда я был в Израиле, сосед переиграл: сказал, что кражу совершил я, а он тут ни при чем. Я не отрицаю своего участия в этом инциденте, и уже объяснил, как все происходило на самом деле. Я был уверен, что делу не дали ходу: женщине сразу же вернули сумочку со всем ее содержимым. И вдруг через четыре года узнаю, что дело осталось открытым и Литва требует моей выдачи. Для меня эта новость прозвучала громом с ясного неба!
- Запрос об экстрадиции Бенковича был подан еще в начале 2004 года, после того, как полиция Литвы получила показания якобы подельника Марка против него, - говорит адвокат Мария Гонтарь. – Знакомая практика – списывать все прегрешения на людей, переехавших в другие страны. Но и наше государство не лучшим образом отнеслось к проблеме Марка. По каким-то непонятным соображениям его не известили о запросе из Литвы, ни предпринимали каких-либо других действий. Четыре года потребовалось, чтобы подать просьбу в окружной суд о задержании человека! За это время Марк как гражданин Израиля обосновался в стране, адаптировался к обстоятельствам, выучил иврит, устроился на работу, собрался жениться... Образно говоря, едва деревце прижилось и пустило корни, решено было его срубить...

Юридическая перспектива

Согласно Европейской Конвенции, экстрадиция подозреваемых (обвиняемых) в том или ином преступлении производится в том случае, если статья обвинения предусматривает не менее одного года тюремного заключения. Стоит отметить, что именно Литва, официальный член Европейской Конвенции, внесла поправку: данное государство не выдает своих граждан другим странам. В резолюциях конвенции неоднократно указывалось, что Литва, прячась за этой поправкой, не выдает даже нацистских преступников, действовавших во время Второй мировой войны.
В израильском законодательстве записано: если на момент совершения преступления человек не был гражданином Израиля, он должен отбывать наказание в стране, где преступление было совершено.
Как мы уже упоминали, Иерусалимский окружной суд принял решение об экстрадиции Марка Бенковича в Литву.
Следует отметить, что наше государство впервые осуществляет юридическую сделку в рамках процесса по экстрадиции. Согласно договоренности, в Литве Бенкович не будет содержаться под стражей во время ведения процесса. Если он будет признан виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений и приговорен к тюремному заключению, ему разрешат отбывать наказание в Израиле.
- Судя по материалам, имеющимся в нашем распоряжении, подозрения против Марка не имеют юридической перспективы, - говорит адвокат Давид Галеви. - Бенкович категорически отрицает свое участие во взломах квартир, он не был даже допрошен в связи с этими преступлениями. У литовской стороны нет никаких других доказательств вины Марка, помимо показаний человека, который был арестован по обвинению в совершении данных преступлений. Это – достаточно зыбкое обоснование для предъявления обвинения нашему подзащитному.
Tags: общество, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments